История изменений

26
Я родился на Сахалине, вырос, получил образование, даже в армии служил на родном острове. Большую часть своей жизни прожил у моря. Хорошо помню, как мы купались в кристально чистом заливе Анива, как зубатка пахла огурцами, а не как сейчас-нефтепродуктами. Как из красноперки мама готовила отличные котлеты, а сегодня эту рыбу даже кошки не едят. Камбала на сковородку не помещалась, а мелочь отпускали обратно в море. Горбушу в реках руками ловили, варили на костре тут же уху и даже угощали рыб инспекторов ею. Помню, как мы по осени ловили чилимов и каких они были размеров и сколько. Все это в прошлом. Почему? Мы люди-варвары. Не думаем о дне завтрашнем, живем только днем сегодняшним. И все это потому, что люди обличенные властью не слышат экологов, не думают о том, что они оставят после себя. Главное для них сегодня-деньги, большие деньги. Сегодня говорят-море все стерпит.
А оно уже просит у нас помощи, но мы его не слышим. Мы оглохли и ослепли. Мы продолжаем его грабить и уничтожать. Для нас уже купание в заливе Анива стало опасным для жизни. Домашние животные травятся рыбой выловленной в заливе. Лососевые для нас стали не доступные по цене. Вопрос? Когда мы станем людьми, а не варварами? Лично я не знаю ответа на этот вопрос.
Я родился на Сахалине, вырос, получил образование, даже в армии служил на родном острове. Большую часть своей жизни прожил у моря. Хорошо помню, как мы купались в кристально чистом заливе Анива, как зубатка пахла огурцами, а не как сейчас-нефтепродуктами. Как из красноперки мама готовила отличные котлеты, а сегодня эту рыбу даже кошки не едят. Камбала на сковородку не помещалась, а мелочь отпускали обратно в море. Горбушу в реках руками ловили, варили на костре тут же уху и даже угощали рыб инспекторов ею. Помню, как мы по осени ловили чилимов и каких они были размеров и сколько. Все это в прошлом. Почему? Мы люди-варвары. Не думаем о дне завтрашнем, живем только днем сегодняшнем. И все это потому, что люди обличенные властью не слышат экологов, не думают о том, что они оставят после себя. Главное для них сегодня-деньги, большие деньги. Сегодня говорят-море все стерпит.
А оно уже просит у нас помощи, но мы его не слышим. Мы оглохли и ослепли. Мы продолжаем его грабить и уничтожать. Для нас уже купание в заливе Анива стало опасным для жизни. Домашние животные травятся рыбой выловленной в заливе. Лососевые для нас стали не доступные по цене. Вопрос? Когда мы станем людьми, а не варварами? Лично я не знаю ответа на этот вопрос.
Я родился на Сахалине, вырос, получил образование, даже в армии служил на родном острове. Большую часть своей жизни прожил у моря. Хорошо помню, как мы купались в кристально чистом в заливе Анива, как зубатка пахла огурцами, а не как сейчас-нефтепродуктами. Как из красноперки мама готовила отличные котлеты, а сегодня эту рыбу даже кошки не едят. Камбала на сковородку не помещалась, а мелочь отпускали обратно в море. Горбушу в реках руками ловили, варили на костре тут же уху и даже угощали рыб инспекторов ею. Помню, как мы по осени ловили чилимов и каких они были размеров и сколько. Все это в прошлом. Почему? Мы люди-варвары. Не думаем о дне завтрашнем, живем только днем сегодняшнем. И все это потому, что люди обличенные властью не слышат экологов, не думают о том, что они оставят после себя. Главное для них сегодня-деньги, большие деньги. Сегодня говорят-море все стерпит.
А оно уже просит у нас помощи, но мы его не слышим. Мы оглохли и ослепли. Мы продолжаем его грабить и уничтожать. Для нас уже купание в заливе Анива стало опасным для жизни. Домашние животные травятся рыбой выловленной в заливе. Лососевые для нас стали не доступные по цене. Вопрос? Когда мы станем людьми, а не варварами? Лично я не знаю ответа на этот вопрос.