Творчество

Собственные стихи и проза
Kaimannn
Тема № 1879899
23 611
7
"Пигмалион2
Вместо эпиграфа:
Слышишь, моя не любимая,
Как я спокойно сплю?
Ночи тоской не длю.
Будто все лето длинное
Винное и безвиное
Брел через поле минное
К виселице – октябрю.
Слышишь, как не люблю?
Слышишь, моя не любимая,
Что я не говорю?
Просто в себе храню,
Будто бы эхо долгое
С Дона да по над Волгою,
Сумрачное и волглое.
Слышишь, как не люблю?
Молча боготворю.
Когда эта странная пара появилась в нашем доме, я точно не помню. Кажется, лет пять или шесть назад. Я почему-то сразу, ещё до знакомства, окрестил их Пигмалионом и Галатеей. Почему? Не знаю.
Она - обычная девчонка из какой то северной станицы, лет восемнадцати, рыженькая, ничего особенного в её внешности не было. Разве что глаза... разного цвета. Темно-карий и... Второй постоянно менял свой оттенок от зеленоватого цвета морской волны до прозрачно голубого. Но это я заметил гораздо позже.
Он - старше ее вдвое, мужчина ростом под два метра, богатырского телосложения, когда он протягивал руку при встрече, моя ладонь просто исчезала в его ладони. Он мог бы своим видом внушить опаску любому, если бы не взгляд. Заискивающий взгляд ребёнка, которому не досталось любви от своих родителей и он непроизвольно ищет и ждёт её от любого другого человека. Взгляд, в котором отчаянная надежда смешана с боязнью и болью получить отказ. Такой взгляд невозможно долго выдержать, так смотрят бездомные голодные щенки, но уже столкнувшиеся с человеческой жестокостью и несправедливостью. Я старался не смотреть ему в глаза и не только я. Отводил взгляд в сторону, под ноги, в телефон, куда угодно… А он наоборот, старался заглянуть в глаза собеседнику. Принимая во внимание его рост, это выглядело со стороны комично, ведь при разговоре ему приходилось складываться чуть ли не пополам. Не может быть такого взгляда у взрослого мужика! Не должно быть! Это неправильно! Вскоре все жильцы нашего подъезда под тем или иным предлогом сократили общение с ним до минимума.
Привет, привет... И скорей вниз по лестнице, чувствуя спиной его потерянный, собачий взгляд тебе вслед и ощущая себя последней ###чью. Поскольку мы были соседями по лестничной клетке, мне это не добавляло хорошего настроения по утрам. Я изменил время выхода, стал выходить пораньше минут на десять, чтобы избежать встречи с ним, и кажется, он все понял.
Потом у меня был трудный год, я практически не бывал дома и совсем потерял из виду эту странную пару. До того самого воскресного утра.
Звонок в дверь, долгий, настойчивый...
- Привет, сосед! - На пороге стояла незнакомая ослепительно красивая молодая женщина в домашнем халате, но в полной боевой раскраске, и с незажженной сигаретой в руке. От неё пахло духами и алкоголем.
- Чо так зыришь? Не признал что ли? Зажигалкой даму угостишь? - Зелёный глаз смотрел насмешливо, а темно карий изучающе и оценивающе. Бог мой это же та самая девчонка, дошло наконец до меня.
- Да, конечно, извини...те. Не проснулся до конца ещё, проходите на кухню, я сейчас.. У меня тут бардак, не обращай…те внимания.. - бормотал я, ошарашенный этим утренним визитом.
- Да не суетись, я никуда не спешу. Можешь умыться пока, и подмыться заодно! - Она вульгарно расхохоталась.
И хотя меня передернуло от этой шутки как от зубной боли, я послушно направился умываться.
- Выпьешь со мной? Одной стремно, поговорить не с кем...
На столе стояла невесть откуда взявшаяся початая бутылка «Лезгинки».
- Это я из дома принесла, пока ты умывался. Плохо мне... Поговори со мной, а? Как тебя зовут? Я забыла, блин... Надо же, не помню... Витя?
Она снова расхохоталась закинув назад голову, табуретка качнулась и мне пришлось подхватить её на руки, чтоб она не упала. Небрежно затянутый поясок на её халате соскользнул вниз, обнажая плотно слитые бёдра молочного цвета и упругие груди с алыми остро торчащими сосками. Я хотел было поставить её на ноги, но она, обхватив мою шею руками, все усиливала хватку, прижимаясь ко мне и шепча какой-то горячий, влажный вздор прямо в ухо.
- Люби меня, миленький, люби... Не так, как он, по настоящему люби... Давай же, чего ты ждёшь, давай! Только не плачь, прошу тебя, не плачь, не надо, не надо, не надо...
- Что молчишь? - Она лежала на моей руке спиной ко мне. У неё была очень белая и тонкая кожа, такая обычно бывает только у рыжих. Она чуть повернула голову в мою сторону... На её виске под завитком волос стремительной птицей забилась синяя жилка. От нахлынувшей вдруг нежности мне захотелось поцеловать её в этот упрямый завиток...
- А? Что молчишь? - Одним неуловимым движением она перевернулась на другой бок, и положив голову на мою грудь, в упор расстреливала меня своими ведьминскими зрачками. Холодным голубым и непроницаемо чёрным.
- А что говорить? Я пока не знаю, что сказать.
- Тебе понравилось ### меня?
- Что ты кривишься? Слово не нравится? А? ### нравится, а слово нет?! Тоже из чистоплюев?!! Как вы мне все надоели!!!
- Эй..эй.. ты чего завелась?
- Интеллигенты херовы!!! ###ы лицемерные!!! Да идите вы накер со своими стишками и приличиями!!! Я его люблю! Его, понимаешь! Но не могу быть с ним! Не могу! Он любить не умеет, только боготворить! Я не могу так больше! Не могу! Ааа, да идите вы все!
Она ураганом сорвалась с постели, оглушительно хлопнула входная дверь. В наступившей мертвой тишине слышно было как идут настенные часы.
В два часа ночи раздался стук в дверь, робкий и еле слышный. Кто это может быть? Да ну их, завтра на работу, выспаться надо...
Стук повторился, уже немного настойчивей и громче.
Ааа, это наверное эта сумасшедшая опять заявилась, подумал я, направляясь к двери нетвердой походкой (после ее ухода я здорово употребил от злости). Ну сейчас я тебе все выскажу!
- Виталь, привет. Прости пожалуйста, но я с ума схожу... Ты не знаешь, где Аня? Соседка сказала, что видела, как она к тебе заходила сегодня. - С высоты двух метров на меня смотрели с надеждой и мольбой два щенячьих глаза. Я молча пригласил его пройти на кухню. Молча плеснул коньяка ему и себе. Он молча поднял с пола голубой поясок от её халата и молча засунул его в карман. Мы молча выпили, не глядя друг на друга.
- Я не могу без неё жить. Он поднял голову и посмотрел на меня человеческим взглядом. Заискивающие щенки исчезли. Напротив меня сидел нормальный, трезвый мужик.
- Я не могу жить без неё. - повторил он. - Просто незачем. И мне неважно, любит она меня или нет, мне достаточно того, что я её люблю. Вот так. Я все знаю про неё. Она сирота, дочь погибшего друга моего отца. Когда это случилось, мои родители забрали её к нам. Она выросла на моих глазах, а я ждал, пока она вырастет. Я полюбил её ещё когда она в школу ходила с бантиками и косичками. Я знал, что это она, та самая единственная, моя суженная, и ждал. А потом, как только ей исполнилось восемнадцать, мы поженились... И я увёз её подальше от грязных сплетен в родной деревне. До меня она не знала других мужчин, она не гуляла с подругами (я ограждал ее как мог от их дурного, как мне казалось, влияния), не целовалась с другими парнями, не ходила на танцульки. Все её свободное время занимал я. Я читал ей сказки, помогал делать уроки. Я учил её всему, что знал сам, и специально много читал, чтоб ей было интересно со мной. Я сотворил её. Я стал для неё и отцом и старшим братом. Я стал ей всем, и когда не стало моих родителей, у нас не осталось никого кроме друг друга. Но вот знаешь о чем я в последнее время все думаю? А не убил ли я настоящую Аню этим? Я ведь не дал ей ни малейшего шанса на другую жизнь. Которая могла быть яркой и насыщенной, может наоборот, трудной и полной лишений, но другой, настоящей! Оберегая её от всего и всех, и заменяя собой целый мир я просто украл у неё эту настоящую жизнь. Мне кажется, она меня возненавидела за это. А ты и другие до тебя это её месть. Давай выпьем...
- Ты ошибаешься, друг.- Хмель ударил мне в голову развязывая язык. Я хотел ему рассказать о том, что она сказала сегодня. На самом деле она...
- Если ты скажешь, что она просто шлюха, я тебя убью. - Он сказал это таким будничным, спокойным тоном, что я сразу поверил ему безоговорочно.
- Да нет, я хотел сказать... Впрочем, неважно. - Я не стал ничего ему говорить, просто понял, что он сейчас меня все равно не услышит.
- Ладно, засиделся я у тебя, пора мне, прощай.
- Ты не переживай так, она обязательно вернётся, вот увидишь. - С трудом выдавил я на прощание из себя эту пошлую фразу.
- Нет, уже нет. Светает... Раньше она всегда возвращалась домой до полуночи. Это у неё пункт такой, всегда. Прощай.
23 611
7
На следующий день, встретив его в магазине возле дома, я с трудом узнал его. Он состарился за одну ночь! Как будто вынули стержень из человека и он стал сгорбленным стариком с потухшим взглядом.
Он прожил ещё год. Агония была недолгой и неопрятной... Его квартиру заполонили какие-то маргинальные личности, а порой и откровенные бомжи. Вонь, пьяные выкрики, жалобы соседей. Иногда он заходил попросить денег на опохмелку. Я всегда молча давал, отворачиваясь в сторону... Я не мог видеть его глаза, потухшие глаза мертвой собаки.
За три дня до своей смерти он зашёл ко мне вечерком, и протянул руку. Я молча полез в карман плаща за деньгами.
- Нет, Борисыч, не надо! Вот возьми. - Я включил свет в прихожей. Он был абсолютно трезв. И взгляд... Взгляд живого человека, совсем как тогда, на кухне. Он протягивал мне объемную, аккуратно перевязанную стопку листов формата А4.
- Пусть у тебя пока побудет, хорошо? Спасибо. У своей двери он замешкался и обернулся. На секунду на меня опять посмотрели щенячьи глаза, полные мольбы и надежды...
- Вдруг она вернётся? Передай ей. Это мои письма к ней. Прощай.
Я не верил, что она когда нибудь вернётся, и поэтому после его кончины я без всяких угрызений совести поинтересовался, что там он ей оставил. Это были не письма, это была его история любви, написанная в форме коротких миниатюр. Без имён, дат.
Вот что было в последнем:
«Я полюбил её ещё в карьере, где выбирал подходящий по размерам материал. Я полюбил её, ещё не осознавая этого сам. Полюбил в виде куска бесформенного мрамора. И по мере продвижения работы я убеждался в этом все больше и больше. Отдавая работе всего себя, все своё умение и знания, всю красоту, на которую были способны мои руки и глаза. Я её создал и поместил в пантеон для одной единственной богини. Её личный пантеон. И она ожила. Я знаю это. Мне ли не знать? Ведь я ее создатель. Вся моя жизнь с тех пор это преклонение, восхищение и преклонение, и ничего больше. Вру. И липкий неотвязчивый страх её потерять.
Иногда по ночам она покидает пантеон. Я никогда не видел, как она уходит и приходит. Наоборот, сам опасался, что невзначай застану момент, как она сходит с постамента, торопливо надевает шпильки, достает из укромного места сумочку, подкрашивается и простучав каблучками по мраморным плитам растворяется в густой тишине... Или наоборот, когда приходит...
Но видимо, все-таки несколько раз я заставал ее врасплох, не оставляя ей достаточно времени привести себя в порядок. Это были мелочи, незаметные чужому глазу, но конечно, не для меня... Оставшаяся в уголках губ помада, прилипший к ноге осенний листок...Пару раз запах вина и дорогих сигар...
А в последний раз от нее пахло морским бризом и сохнущими на берегу рыбацкими сетями. Она даже немножко загорела, у нее изменился взгляд. Это уже не взгляд богини, смотрящей поверх твоей головы, привыкшей к обожанию и восхищению, нет. Теперь это взгляд земной женщины, счастливой женщины, принимающей трудное решение.
Сегодня она снова ушла. Я знаю, что на этот раз она не вернется. А кто я без неё? Зачем? Просто эхо чужих взглядов...»
Я оказался неправ. Она вернулась сегодня. Вечером, выйдя покурить на балкон, я увидел её выходящей из машины с девочкой лет пяти. Мужчина, привезший их, сел на скамеечку ждать. Наверное, муж. А они направились к подъездной двери. По дороге она подняла голову и, увидев меня на балконе второго этажа, молча кивнула. Я кивнул в ответ.
Она, наверное, ничего не знает. Я сижу, не зажигая света уже час. Жду звонка в дверь. И не знаю, что мне делать. Отдать? Промолчать?
И всюду страсти роковые и от судеб спасенья нет...
они делают жизнь интересней..хотя иногда и короче
привет
привет...раз в сто лет
Здравствуй,поэт
здравствуйте тетенька
как ты мог
хотя ты мне изменила падшая женщина
Я?ни разу, клянусь
"ах..обмануть меня не трудно..я сам обманываться рад"
Только ты единственный в моем сердце, ты же знаешь
да знаю...знаю...сердце в утке..утка в зайце..заяц в чистом поле...мучается запором...бедный заяц
Хам
и я тебя люблю..зайка моя
Я хочу в это верить
не отказывай себе в хотелках..жизнь так коротка
Мы закрыли тот топ на 8тыс
мда...сильны во флуде. лучше бы советом помогли автору)
У неё броня 90лвл ,это бесполезно.
что это за циферки?
Ну 80 лвл уже мем (мегакрутой уровень),а она и его переплюнула
ой.. милая девушка конечно
4 220
4
189 2787
10
15
189 2787
10
15
0 134
7
3
7 842
4
14
3333 23482
15
23
3333 23482
15
23